ООО "БИОХИМ", 192019, Санкт-Петербург, ул. Седова д. 11, лит. А, ТОЦ 'Эврика', офис 909.
тел.: +7 812 380-8205
т./ф.: +7 812 380-8206
e-mail: info@biohim.ru
о компании / о коррозии / библиотека / методы защиты / продукция / контакты/ области применения
Главная страница   Главная
ООО   ООО "БИОХИМ"
новости   новости
информация о коррозии   о коррозии
библиотека   библиотека
методы защиты   методы защиты
продукция   продукция
контакты   контакты
фотогалерея   фотогалерея
области применения   области применения
faq   faq
Библиотека




Белимов, Виктор БОРЕЦ С КОРРОЗИЕЙ. // Эксперт-Урал (приложение к журналу Эксперт) (Екатеринбург).- 17.03.2003.- C.12-15
Вернуться в алфавитный список статей
Вернуться в тематический список статей

Текст публикации:
БОРЕЦ С #КОРРОЗИЕЙ.

Основатель компании "Высо" Владимир Шумаков знает, как завоевать лидерство на рынке промышленного сервиса России. Правда, по его оценкам, через два-три года страна рискует этот рынок потерять

В ПРИЕМНУЮ президента компании "Высо" Владимира Шумакова ведет длинный коридор, стены которого увешаны десятками фотографий, сделанных на самых известных вершинах бывшего СССР. Люди и покоренные ими горы. Среди обветренных, опаленных солнцем, довольных лиц Шумаков находит свое. Скажи тогда ему, студенту Свердловского железнодорожного техникума, что увлечение альпинизмом приведет его к финансовому успеху, не поверил бы. Но однажды романтика гор и прагматика бизнеса сплелись причудливым образом. Так появилась одна из самых преуспевающих сегодня в России промышленных сервисных компаний. Штаб-квартира ее расположена в Ревде (Свердловская область, 70 км от Екатеринбурга, 68 тыс. жителей), откуда Володя Шумаков и отправлялся когда-то в горы.

Спуск с горы

- В 1985 году мы поняли, что промышленные предприятия в городах нуждаются в покраске труб и цехов. Первые заказы получили от электростанций. Применили тогда все оснащение альпинистов, весь страховочный комплекс. Это позволило работать с большей безопасностью, а значит, быстрее. Так, за выходные мы сделали литейный цех Среднеуральского медеплавильного завода и сэкономили ему немало средств.

Шумаков и команда трудились на высоте после основной работы - на заводе ОЦМ в Ревде. В 1987 году по итогам очередного контракта решили вложить полученную прибыль в покупку новых компрессоров и окрасочных пистолетов. Завод отошел на второй план.

Перед самой перестройкой в Советском Союзе было проведено большое исследование с целью ответить на вопрос: почему наша страна, выплавляя больше всех в мире стали, все же испытывает нехватку в этом материале. Причина оказалась проста -коррозия. Шумаков и другие акционеры созданной в 1988 году компании "Высотник" поняли, что рынок покраски и антикоррозийной #защиты - просто Клондайк.

Всю прибыль компания вкладывала в немецкое оборудование, бывшее в употреблении. Вспоминая, как происходило оснащение парка техники, Шумаков смеется:

- Мы привезли немцев в Ревду. Они смотрят на наше оборудование и почему-то улыбаются. На прощание пригласили к себе. Мы приехали и ахнули. Как бы обозначить разницу в нашем и их оснащении?.. Телега и "мерседес". Вот вы прокатили иностранца на тройке: он со страхом смотрел, как вы неслись, как отлетали колеса, но вы гнали, и все чудом остались живы. Потом хлопнули еще по 100 граммов, обнялись, и он сказал: "До чего же вы классные ребята! Теперь к нам!".

Вы приезжаете, он сажает вас в "мерседес" и по автобану: 260 км в час, ни тряхнет, ни колыхнет. Завозит в ресторан, и вы чувствуете - ну нечем прослезиться!

Особо впечатлила Шумакова покраска железнодорожного вокзала в Дрездене: здание было обтянуто пленкой, специальная система воздухообмена позволяла не чувствовать запаха краски. Поезда не прекращали ходить ни на минуту.

- Вот тогда мы поняли, что с развитием рынка у нас красить будут так же, из соображения экономии хотя бы. И наша фирма сможет в этом преуспеть.

В 1991 году создается АОЗТ "Высо" (производное от слова "высотник"). Компания получает подряды не только от электростанций, но и от металлургических предприятий, позднее в портфеле появляются заказы от предприятий нефтегазовой промышленности, транспортников. Каждый свободный доллар реинвестируется в более мощное компрессорное оборудование для песко- и гидроструйной очистки поверхностей перед покраской, перекупаются квалифицированные инженеры - специалисты по обследованию состояния зданий и сооружений. Первый крупный контракт (5,5 млн долларов) подписан с "Норильским никелем". Это сегодня "Высо" имеет в Норильске филиал, в котором трудятся вахтовым методом. Он дает 56% прибыли. А тогда, в эпоху бартерных сделок, с ним пришлось помучиться. Сначала комбинат скопил большой долг за предоставленные услуги. После долгих переговоров и проволочек расчет сделал оборудованием из Германии. Так у "Высо" появился лучший в России парк машин для покраски и антикоррозийной защиты - 14 самых современных комплексов для очистки и окраски металла.

Шероховатости рынка

Внедряясь на рынок промышленного сервиса, "Высо" пыталась разобраться в его проблемах и, если нужно, поменять правила игры.

А началось с простого вопроса: почему на Западе краска держится долго? Причин оказалось две: во-первых, перед покраской поверхность делают шероховатой, во-вторых, у них значительно более качественная краска...

- Сегодня мы можем ответственно заявить, что рассказы о передовых технологиях на наших лакокрасочных предприятиях, реклама отечественной краски, которая якобы держится 25 лет, наглое вранье, - говорит президент компании "Высо". - Дело тут не только в плохом качестве продукта, но и в системе отношений производителей краски с клиентами. На Западе гарантию на покрытие дает не тот, кто красит, а тот, кто производит краску. У нас же все гарантийные издержки и риски несут маляры. Такая система позволила расплодиться сотням компаний-однодневок: они красят с гарантией на 25 лет краской, которая и пять лет не простоит. Взять с таких фирм нечего - техники почти никакой, одни руки. В итоге выгодно всем. Производители краски ссылаются на то, что красили плохо. Фирмы, которые красили, сваливают на производителя. Заказчик остается ни с чем.

Поначалу специалисты "Высо" пробовали выставлять отечественным производителям краски условие: мы готовы у вас покупать материал, но наша партия краски должна готовиться под наблюдением наших же технологов.

- Я понимаю, почему они отказались, - вздыхает Шумаков, - им не нужны вопросы, сколько и каких в краске ингредиентов. Поэтому мы построили в Ревде свой цех, где доводим российскую краску до ума - перетираем, усредняем, меняем параметры вязкости, потом разливаем по бочкам и делаем пометку, что краска прошла подготовку к работе.

Югославы

Основной конкурент "Высо" в покраске и нанесении антикоррозийной защиты - югославы. Двенадцать тысяч бывших работников судоверфей колесят по России, зарабатывая 1200 - 1500 долларов в месяц.

- Это так называемая система братьев Корачей, - поясняет Владимир. - Обычная семья создала суперклан и маячит сегодня за всеми крупными политическими и экономическими событиями на Балканах. Хотя большая часть семьи живет в США, в Югославии Корачей просто боготворят. На объектах, которые делают югославы, обязательно висит фотография семейства Корачей - человек сто. В России они держат 80% рынка услуг покраски и антикоррозийного покрытия промышленных объектов. При том что цены у них довольно сильно кусаются. В чем причина успеха? Качество работы - да. Универсальность каждого работника - да. Но также и подкуп наших федеральных министров, регулярная оплата отдыха их жен на теплых островах. При реальных затратах в 40 -

42 доллара за квадратный метр площади югославы выставляют 56 долларов - на откаты. Кроме того, они плотно работают с западными инвесторами и поставщиками, а те в свою очередь оказывают политические воздействие на потребителей услуг в России. Я как-то почитал, что пишут западные производители красок руководству "Транснефти", - жуть! Общий смысл: русские дремучие, они ничего не умеют. Вот и получается, что уже сейчас самые выгодные контракты на этом рынке достаются иностранцам, а российские рядом пасутся, демпингуя между собой. Через два-три года этот рынок полностью отойдет иностранцам... Если, конечно, не принять меры для #защиты. Какие? Объединяться.

Союз коррозионистов

Шумаков уверен, что скоро в Россию придут крупные западные компании, которые скупят крупные предприятия и начнут вкладывать деньги в модернизацию:

- Они придут с западными аутсорсинговыми компаниями, но будут шерстить и российский рынок. "Западники" будут работать по 40 долларов за квадратный метр, а я научился уже по 12 - 14 долларов. Новые владельцы заводов скажут, что я сумасшедший, и предложат оказать им услуги за 25 долларов, хорошо, пусть это будет тридцать. Но в этом все равно будет мое колоссальное преимущество перед теми же югославами.

Готовясь к предстоящим сражениям на непростом рынке сервисных услуг, Шумаков пытается сделать его прозрачным. По его инициативе создан Союз коррозионистов Урала. Попытки участников рынка договориться предпринимались и раньше, но итог был неудачный:

- Мы разработали схему соглашений по тендерам: одни ставят высокую цену, другие - низкую. Потом делят заказ пополам. Цель - подвинуть югославов. Но проект не пошел. Начали давить поставщики импортной краски: собственники с теми же Корачами в США в одну церковь ходят - спелись...

Но дело даже не в связях Корачей. Больше всего Шумакова удивляют подходы своих же коллег, отработанные в атмосфере всеобщего недоверия:

- На Западе на этом рынке успешно объединяются по горизонтали - например, проектировщики, производители краски, - и лоббируют интересы друг друга. У нас ни черта не получается. Сплошь и рядом недоверчивые взгляды. На переговоры норовят явиться все партнеры - заказчика это пугает. В России тяжело выстраиваются цивилизованные конкурентные отношения. У нас конкурент - это зло, пьяница, урод, враг. При личном контакте бьемся насмерть. Мы такого еще не понимаем, что с конкурентом можно общаться: проводить семинары, играть в боулинг по выходным. Мы чувствовали, как на наше предложение создать Союз коррозионистов у некоторых конкурентов возникала одна мысль: они подбираются, чтобы сожрать нас. Заметьте, как в Свердловской области устроены отраслевые союзы. Металлургов контролируют Козицын и Сысоев, предприятия стройкомплекса - Лощенко и Карлов (Андрей Козицын - гендиректор ООО "УГМК-Холдинг", Анатолий Сысоев - гендиректор ООО "Богословский алюминиевый завод", Виктор Лощенко - президент Союза предприятий стройин-дустрии Свердловской области и Александр Карлов - министр строительства Свердловской области. - Ред.). У них все отлажено: кто чуть дернется, его сразу видать, ну и где надо, помог, где надо - подтопил. Мы тоже не альтруисты. Создавая союз, мы заботились о своем рыночном положении. Но исходили из того, что если рынок будет развиваться, мы, "Высо", от этого только выиграем. Мы открыты. А большинство компаний на нашем рынке предпочитают отсидеться в кустах. К тому же одна из особенностей стройиндустрии - большое количество теневых схем.

Спрашиваю: "Кому это выгодно?". Ответ получаю мгновенный: "Однозначно югославам. И всему виной наш менталитет. Вот говорят - русское гостеприимство. Нет, русское гостеприимство - это когда к нам пришли гости, мы их накормили-напоили, потом изрубили на куски и в реку выбросили. У рас не может быть в России двух или трех компаний, которые плавят сталь, они будут биться на самоуничтожение. Потому никто ни в чем не уверен. Еще вчера он был крупный менеджер, сегодня уже ноль. Это и на нашем рынке отражается. Мы говорим, вот эта суперкраска позволит вашей крыше стоять 20 лет. А он не знает, что с ним через пять лет будет".

Поход на столицу

Позиционирование "Высо" как компании национального уровня проходило непросто. Ревдинская прописка мешала выйти на нефтяные компании. Поход на Москву начали по двум направлениям. Сначала открыли представительство в столице, потом взяли на работу Константина Борового, который помог представить компанию "на самом верху" (см. "Э-У" N 9 от 04.03.02).

Основной интерес "Высо" сегодня - нефтянка, железная дорога, судостроительная отрасль. Вдоль трубопроводов в России рассредоточено 50 тысяч нефтяных резервуаров размером от 3 до 20 тыс. кубометров каждый. По стране бегает 55 тысяч нефтяных железнодорожных цистерн и 150 тысяч грузовых вагонов, которые необходимо ремонтировать каждые пять лет. Нарастив количество заказов на этих рынках, в "Высо" рассчитывают к 2005 году снизить долю "Норильского никеля" в общем объеме прибыли до 20%. Однако увеличению портфеля заказов мешает система откатов.

- Схема до гениальности проста и красива, - просвещает Шумаков. - Допустим, некой государственной нефтяной компании надо покрасить кусок трубы. Ее топ-менеджер объявляет конкурс и создает два института, которые должны провести оценку, например, двух компаний-претендентов. В первом институте претенденту N 1 ставят минус 10 баллов, претенденту N2 - ноль баллов. Во втором институте результат обратный: претенденту N 1 дают 0 баллов, N 2 - минус 10. Поскольку формально соревнование закончилось ничьей, топ-менеджер компании сам определяет победителя - скажем, претендента N 2. Тот в знак благодарности дает откат - минимум 15% (порой доходит до 70%) от стоимости подряда. Откат проходит через цепочку посредников и оседает в так называемой "точке оставления прибыли" - фирме, приближенной к топ-менеджеру. Поймать за руку никого невозможно. По терминологии преферанса - неловленый мизер.

Владимир уверен, что бороться с откатами можно только одним - гласностью. Например, Союз коррозионистов Германии участвует в выработке правил проведения торгов. Наличие таких правил предполагает, что торги будут более или менее справедливыми. И у нас ситуация изменится, когда цены на подряды будут открытыми и когда тот же Союз коррозионистов Урала, например, будет участвовать в экспертизе тендерной документации.

- Сегодня по нефтянке мы вынуждены выявлять ключевых человечков, - говорит Шумаков. - Думаем, треть заказов у нас будет идти по таким схемам. Пока российский бизнес не скажет: "Тень, знай свое место!", он не избавится от этой заразы. Хотя динамика обуздания теневого рынка у нас положительная. С чем сравниваю? Несколько лет назад в Ревде бандиты разгромили здание налоговой инспекции и запретили всем строительным компаниям в округе его стеклить. Никто не поехал, а мы поехали. Немногие компании могли себе это позволить. Прокуратура и милиция сидели тогда тихо, как мышки. Сегодня об этом периоде никто и не вспоминает...

В поисках займов

Нынешние проблемы "Высо", как любой растущей компании, - в нехватке инвестиций. На новые проекты, на позиционирование брэнда, на новую технику нужны деньги. "А в России их нет. Банки у нас - не банки, инвесторы - не инвесторы", - и Владимир вспоминает историю, как в свое время Уралсибсоцбанк дал "Высо" 500 тыс. долларов в кредит на три года. Деньги пошли на реализацию крупного проекта, закрутились контракты. Но тут банк купила группа МДМ, и новые собственники закрыли все целевые проекты. "Высо" попала в ситуацию, когда за три месяца нужно отдать кредит, срок погашения которого - 2004 год. Никакие увещевания не помогли. Ситуация была похожа на то, как если бы милиционер, которому приказали задерживать всех, кто шатается, арестовал человека с сердечным приступом.

Сейчас "Высо" планирует построить цех антикоррозийной защиты для железнодорожных вагонов: стоимость 1 млн. евро, срок окупаемости - 2,5 года. Где взять деньги? Шумаков пожимает плечами: "Российские банки либо несмелые, либо закостенелые. Сбербанку, например, нужен залог на территории Свердловской области, а у меня с началом сезона машины разбегаются как тараканы... Клянусь мамой, запускаете проект на 1 млн долларов в любом банке - ровно через год начальник кредитного комитета заявит о сомнениях в целесообразности проекта. Перестраховка...".

Прочувствовав, что когда бизнес становится средним, без привлеченных средств ему не обойтись, "Высо" поглядывает на Запад: "Если удастся, интегрируемся через германскую Bauschutz GmbH, аффилированную фирму австрийского концерна Voest-Alpine. Мы с ними на проекте стан-5000 (Проект НТМК, производство труб большого диаметра. - Ред.) завязаны. Руководитель австрийского филиала Bauschutz д-р Хольцингер, сказал: "Вы, Вольдемар, можете у нас больше не учиться, у вас все на высоком уровне". Не исключено, что со временем "Высо" интегрируется в западную сеть. Одним разогревать рынок очень тяжело. Острова для жен министров вряд ли будем покупать, их на чужой остров уже не заманишь".

- Какая-то минорная концовка у нас получается, - говорю я, прощаясь с Владимиром Шумаковым.

- Важно, чтоб проблемы поднимались, - отвечает он. - Мы можем показать наши "кривые", и я гарантирую, вы найдете мало компаний, которые за 14 лет дали бы такую динамику. Но мы понимаем, что застынем, если не начнется решение комплексных проблем рынка. Для начала все заинтересованные стороны должны понять, что рынок промышленного сервиса в России должен быть свой - как свое мороженое. У , каждого участника рынка должна быть уверенность, что его не подведут, сделают все как надо. Ведь главный бич среднего бизнеса - риски, связанные с неисполнением обязательств. Отсюда - коррозия цивилизованных отношений в экономике.

***

Владимир Шумаков

Президент компании "Высо". 46 лет, коренной житель Ревды. Окончил Свердловский техникум железнодорожного транспорта. До основания "Высо" работал бригадиром прокатчиков на Ревдинском заводе ОЦМ. Руководитель межотраслевого объединения "Союз коррозионистов Урала". Кандидат в мастера спорта по альпинизму. Женат, воспитывает троих детей. Жизненное кредо: "Для сильной команды управленцев нет невыполнимых задач. Все необходимые для развития ресурсы находятся внутри".

***

Компания "Высо"

Специализированная сервисная компания, создана в 1989 году. Управляющая компания "Высо" расположена в Екатеринбурге. Филиалы: Ревда, Каменск-Уральский (Свердловская обл.), Березники (Пермская обл.), Тюмень, Норильск, Ильичевск (Украина). Есть представительство в Москве. Компания сертифицирована по системе качества ИС09001. Территория работ: Урал, Поволжье, Западная Сибирь, Украина. Число работающих - 1100 чел. Основные клиенты: "Норильский никель", ЮКОС, ЛУКойл, крупные металлургические и транспортные компании, судовладельцы. Компания имеет собственный учебный центр, готовящий маляров-верхолазов.

***

Объем реализации услуг компанией "Высо", тыс. долл.

Диаграмма:

Материалы доступны в бумажной версии издания

Схема получения отката при проведении тендера

[Схема]:

Материалы доступны в бумажной версии издания

*Аф - аффилированная структура

Фото:

- Маляры-верхолазы на радиорелейной мачте. Самая высокая (461 м) и самая северная (Норильск) точка в истории "Высо"



Вернуться в алфавитный список статей
Вернуться в тематический список статей

Внимание! Администрация библиотеки предупреждает всех своих пользователей, что за всеми публикациями, представленными в библиотеке, сохраняется право автора на использование своего произведения или иного владельца исключительных прав на использование произведения.
создание сайта: Это Design